investory v ljubom sluchae vyigryvajut u prostyh trejderov 71a630e «Финансисты при любом варианте выигрывают у обычных участников биржевых торгов» 2

«Финансисты при любом варианте выигрывают у обычных участников биржевых торгов»

Продолжение интервью с алготрейдером Максимом Захаровым, которые совершили 83 000 соглашений в месяц на утренней сессии ММВБ.

В первой части Максим сообщил о пути в алготрейдинг и про то, каким образом устроена торговля при помощи роботов.

Максим ЗахаровМаксим Захаров

Кто рано встаёт

— Почему вы избрали утреннюю сессию?

— Так как это добавленное время, чтоб можно было включить роботов. Во время дневной сессии я тоже работаю. А в вечернюю — нет, так как мне это неловко по различным причинам: охото отдохнуть, заняться кое-чем, кроме работы. А утренняя сессия комфортно легла в график и не потребовала погибших.

— Вы живёте с рынка?

— Да. У меня нет остальных источников заработка.

— И как издавна вы уже всецело на обеспечении рынка?

— С того времени, как серьёзно начал этим заниматься, с 2010 года.

— Какой у вас наибольший итог?

— Глядя в чём выраженный. В деньгах?

— Давайте в процентах. Если желаете, можно в абсолюте.

— Не хотелось бы называть определенных цифр. Рынок повсевременно движется к продуктивности. И с течением времени эти методы начинают зарабатывать всё меньше.

— Почему так случается, если оценивать в разрезе для личного финансиста?

— Человек, занимающийся инвестированием либо трейдингом, покупающ?? сейчас, а продаёт на последующий день, — этих изменений не увидит. Для него рынок остался примерно таким, каким был в 2013 году. Но изменения видят люди, которые занимаются приемущественно этот торговлей, как частотный трейдинг (HFT) либо кое-чем схожим.

Резвые ребята

— И в чём эти изменения видите вы как человек, который последние 7 лет занимается этот торговлей? Что поменялось?

— Растут скорости и конкурентность. Я уже ушёл из той ниши, в какой основное — скорость. Так как там в одиночку ничего не сделать. Туда пришли огромные фонды, огромные ребята с большими бюджетами и сильными разработчиками ПО.

— Эти «ребята» всех частников оттуда вытеснили?

— Да, фактически всех, остались только единицы.

— Тогда что требуется? Тонкость опции роботов и хитрость метода?

— Давайте проанализируем, почему рынок становится действенным. Так как возникает всё больше участвующих и мыслях. Больше резвыми и действенными стают подходы, которые связаны с машинным обучением. А любые малопродуктивности и резкие всплески, из-за которых ранее штормило месяцами, сейчас отыгрываются за короткое время. И аналогичное можно экстраполировать на больше маленькие таймфреймы, к примеру, секундные. Если ранее всплеск мог торговаться час, и за этот период времени рынок приходил в норму, то на данный момент всё стремительно отыгрывается, так как большая конкурентность.

— И все ваши мысли завершаются, не успев реализоваться.

— Правильно, завершаются, при этом вместе с эффективностью.

— Выходит, что выигрывают просто держатели акций, даже не состязаясь с высокочастотниками и алготрейдерами. Они в принципе ничего не замечают.

— Финансисты при любом варианте выигрывают у обычных участников биржевых торгов. Ведь участники биржевых торгов, обычно, в какой-то момент соединяются. А финансисты, если не стают участниками биржевых торгов, то продолжают быть финансистами и вдолгую всё равно зарабатывают.

Ставим плюс компании «Открытие Брокер»

— Как-то повлияли на изменение условий для алготрейдеров регулирующие организации, брокеры или Мосбиржа? И если да, то в какую сторону?

— Я бы не сказал, что происходит что-то хорошее или плохое. Мне кажется, всё идёт таким эволюционным путём, каким и должно идти.

— Брокеры уже лет 20 специализируются на работе с трейдерами, которые давно на рынке, в том числе сторонниками алгоритмической торговли. Вы чувствуете отличия между ними?

— При моём подходе практически все брокеры одинаковы. Тут вопрос лишь в начальных условиях: по каким ценам мы размещаем серверы или получаем специальные тарифы.

— «Открытие Брокер» вы довольны?

— Да, я доволен компанией и давно работаю с ней именно потому, что в нашем сотрудничестве всё хорошо.

Не думай о секундах свысока

— Мы говорили о доходности и немного отвлеклись, а вы так и не назвали проценты.

— Доходность сейчас сильно ниже, чем в прошлом десятилетии. Там было больше неэффективности. Динамику можно посмотреть, открыв архив конкурса ЛЧИ, раздел «самый активный трейдер». И если тогда люди зарабатывали тысячи процентов, то в последнее время подобные участники вообще исчезли.

— На чём вы строите свою стратегию, какие инструменты используете и что отслеживаете?

— Инструменты все ликвидные. Плюс ряд неликвидных. На каждом инструменте, как правило, работает несколько алгоритмов.

— А реален ли такой случай. Какой-то робот мониторит исторические данные и говорит: «Робот № 28 может показать себя неплохо сейчас на акциях „Роснефти“ и на фьючерсах».

— Это кажется вполне здравым подходом. Но технически гораздо проще сделать робота на каждый инструмент, их не так много у нас. Тогда каждый будет смотреть: подходит ли сейчас рынок для того, чтобы торговать, или нет. Фактически это не один выбирающий робот.

— С помощью чего вы создаёте свои программы роботов?

— Я пишу уже на несколько устаревшем языке Delphi (Делфи), но как-то так исторически сложилось. Сейчас его используют гораздо меньше, чем раньше, и он слабо подходит для всяких быстрых вещей.

— А рынок чем пользуется?

— Если говорить о самых быстрых участниках с большим количеством сделок, то там уже в дело идут алгоритмы, зашитые непосредственно в железо: АСИКи, ФПГА и другие.

— Это что-то очень техническое.

— Да, и очень быстрое. Вот команды как раз и используют такие вещи.

следующей части

Пролистать наверх