Поговорим о мотивах

Надо сказать, что я с детства очень люблю читать. Это оттого, что в силу своего сложного характера мне было сложно уживаться среди сверстников. Реальный мир был агрессивен ко мне (так я видел, хотя, надо признать, что это была реакция на мое поведение), а мир грез, книжный мир – позитивен. В выдуманном, воображаемом мире я мог быть не тем, которого все знали и пинали, а представлял себя главным героем на белом коне, который выручал попавших в беду людей, был сильным, честным, мужественным… Оттого я научился сильно погружаться в книги, для меня реальность просто исчезает, когда я читаю интересную книгу.

Но, признаюсь, художественную литературу я давно не читал, из последнего – Акунин, серию про Фандорина Эраста прочел, но не могу сказать, что был впечатлен. Довольно шаблонно он пишет, хотя персонаж колоритный разработан, ничего не скажешь. Но это предисловие, пост о другом. Все больше последние годы на литературу по саморазвитию наседал: лидерство, успех, трансерфинг и т.д. Наверное, от трейдинговых перегрузок. Надо было искать опору какую-то, помощь со стороны авторов, которые говорят, что каждый может добиться всего, чего пожелает… Среди популярных нынче книг таких авторов, как Джо Витале, Ронда Берн, Наполеон Хилл, Джек Кэнфилд и др. я нашел одну, которая была написана еще в СССР Орловым Ю.М.. Называется «Самопознание и самовоспитание характера: Беседы психолога со старшеклассниками«.

В ней в самом начале сказано так:

Размышляя над тем, кто я и каков я есть, не избежать вопроса о том, из чего я состою, из каких составных элементов. Из клеточек? Но из них состоит только мое тело. Из желаний? Но мои желания то возникают, то исчезают. Вот, например, в данный момент я хочу есть. А после того как я насытился пищей, мое чувство голода исчезает; но сам я в это время не исчезаю. Я все-таки есть, хотя во время голодания мне казалось, что я весь превратился в пищевое стремление. Может быть, после того как я поел и удовлетворил потребность в пище, я уже превратился в желание читать книгу или играть в футбол? Конечно, о человеке можно судить по его желаниям и тому, чего он хочет в данный момент. Но наши влечения слишком подвижны, изменчивы, чтобы мы могли себя отождествить с ними. Поэтому будет не совсем верно сказать: «Я — это то, чего я хочу».

Однако если внимательно приглядеться к людям, то нетрудно заметить, что они отличаются друг от друга тем, чего они хотят и как стремятся удовлетворить свои желания. Можно сказать, что они отличаются набором потребностей и тем, как эти потребности возбуждаются, с какой силой проявляют себя и как удовлетворяются. Вот эти особенности и можно назвать чертами проявления потребностей.

Но это еще не все. Кроме наших желаний и того, как эти потребности удовлетворяются, люди отличаются друг от друга еще и тем, насколько быстро утомляются, входят в работу, уравновешены они или нет, терпеливы или нетерпеливы, быстро ли восстанавливают силы после утомления. Можно сказать, что они отличаются своим темпераментом. Я, будучи школьником, задавался вопросом о том, каков у меня темперамент. Размышляя над своими поступками и поведением, я пришел к выводу, что имею в себе и холерические, и сангвинические черты. Потом мне показалось, что если я узнаю, какой мой темперамент, то я очень мало подвинусь в самопознании. Этим, казалось мне, я узнаю не то, что составляет мою истинную индивидуальность, а нечто природное, унаследованное, которое от меня совсем не зависит и не составляет моей сути. Я был уверен, что гораздо важнее узнать о себе, смел я или труслив, мужествен или слабодушен, уверен в себе или не уверен, правдив или лжив, так как мне неоднократно приходилось говорить неправду не только учителям, но и родителям, чтобы «пощадить» их хорошее настроение. Мне неоднократно приходилось проявлять себя и смелым, и необыкновенно трусливым. Чтобы ответить на эти вопросы, я сравнивал себя с другими. Мне казалось, что если другие думают, что я правдив, то они могут ошибаться, если я сам о себе точно знаю, что мне приходилось лгать. О моем товарище Петьке многие думали, что он лжец, так как он любил рассказывать небылицы о самом себе; но, когда он признался в поступке, который был предметом разбирательства на классном собрании, мы не поверили, подумали, что он говорит неправду. Оказалось, что он был прав, хотя его признание не принесло ему ничего приятного, так как его отцу пришлось вставлять стекла в окна школьной мастерской, а он боялся своего отца. Мы так до конца и не поняли, почему Петька-лжец вдруг оказался поразительно — и невыгодно для себя — правдив. Это навело меня на мысль о том, что важной чертой человека является не только его поступок, но и то, по какой причине он этот поступок совершает. Психологи эти причины называют мотивами поступков. Под мотивом понимают то, р а д и ч е г о совершается поступок. Поэтому нетрудно понять, что люди могут отличаться друг от друга не только поведением, но и мотивами этого поведения. Самопознание или познание других, таким образом, требует постижения скрытых мотивов. Те, у кого преобладают одни мотивы, отличаются от тех, у которых преобладают другие мотивы. Несколько отличников могут резко и существенно отличаться друг от друга тем, ради чего они стремятся к высшим успехам. Один может это делать из. стремления стать лучше других или лучше всех, занять первое место, другой — от того, чтобы не выслушивать брюзжание отца, который считает, что раз он сам учился на «отлично», то и его дети тоже должны учиться на «отлично»; третий, неожиданно для самого себя, оказывается отличником, так как ему нравится постигать все до конца, и, чтобы он ни делал, он старается сделать это лучше, чем раньше. Даже непсихологу ясно, что различие между этими людьми огромно и последующая их судьба будет разной только вследствие отличий в мотивации их поведения. Первый будет стремиться к общественному признанию любыми путями, второй будет работать только тогда, когда существуют контроль и ответственность, а когда этого контроля не будет, то его будет охватывать апатия и слабоволие. Лишь только третий будет в состоянии реализовать свои планы по достижению тех высших целей, к которым он стремится. Поэтому когда мы задаемся вопросом о том, кто я таков, то имеет смысл подумать над тем, ради чего я учусь или работаю.

И вот тут у меня возникает вопрос к самому себе: а какова моя мотивация в занятии трейдингом? Что двигает мной в том, что несмотря на многочисленные трудности и препятствия, я все равно вижу себя только трейдером, торгующим на финансовых рынках? Это вопрос непростой и требует он хорошего осмысления. Предлагаю и вам, дорогие читатели, присоединиться к размышлению над этим важным вопросом. Не обязательно публично делиться своими мыслями, главное – для самого себя понять скрытые причины своих решений.

  Цейтнот

Пролистать наверх