Пачка инвестновостей: спекуляции на недвижимости и раздел Johnson & Johnson

Пачка инвестновостей: спекуляции на недвижимости и раздел Johnson & Johnson

Johnson & Johnson хочет выделить потребительский сегмент в отдельную компанию. А Zillow показывает всем, как не надо проводить цифровизацию сектора недвижимости.

Дисклеймер: когда мы говорим о том, что что-то выросло, мы имеем в виду сравнение с аналогичным кварталом годом ранее. Поскольку все эмитенты из США, то все результаты в долларах. При создании материала использовались источники, недоступные пользователям из РФ. Надеемся, вы знаете, что делать.

«Умеете, могете!»: о чем говорит коллапс спекуляций Zillow с недвижимостью

Примерно месяц назад американский сайт для продажи и покупки жилой недвижимости Zillow Group (NASDAQ: ZG) заявил о прекращении покупки домов до конца года из-за крайней загруженности и высоких цен на рынке. Гораздо позже всплыли мрачные подробности.

Как оказалось, алгоритм Zillow скупал дома без оглядки на ситуацию на рынке. Получилось, что около 2/3 домов, которые Zillow купила и выставила на продажу, стоили дешевле, чем компания за них изначально заплатила, — в среднем на 4,5% дешевле. Компании пришлось списать примерно 569 млн долларов потерь на неудачных спекуляциях. Также Zillow объявила о планах по увольнению 25% своих сотрудников.

Проблем в ситуации с Zillow несколько, и все они тесно связаны друг с другом. Изначально сервис перепродажи домов алгоритмами был построен на низкомаржинальной работе: дома компания обычно покупала по цене всего лишь на 1,4% ниже рынка. Zillow привлекала домовладельцев быстрой продажей дома без проблем за небольшую скидку. Само по себе это неплохо — так и работает бизнес перепродавцов-спекулянтов на рынке недвижимости. Просчет был связан с математической моделью программного обеспечения Zillow.

Алгоритм на основании имеющегося у него огромного массива данных давал слишком оптимистичные прогнозы цен на дома и совершенно не учитывал, что когда-нибудь потребители перестанут покупать дома втридорога. И в то же время алгоритм продолжал учиться и рассудил, что надо «ковать, пока горячо», и скупал дома по очень невысокой, с его точки зрения, цене. Компания рассчитывала, что не более 50% домовладельцев будут принимать предложения алгоритма Zillow, а их оказалось заметно больше — 74% всех домовладельцев, получивших предложения алгоритма. В общем, алгоритм делал домовладельцам слишком щедрые предложения, что закончилось накоплением объема домов, которые компания не могла бы продать даже по себестоимости.

  За что Google платит Apple миллиарды

Параллельно сыграли негативную роль проблемы в логистике и снабжении, от которых нынче страдают все предприятия Америки и мира. Покупая дома, Zillow тратила некоторое время на их ремонт перед перепродажей. Но логистические затыки не позволяли делать это достаточно быстро, притом что алгоритм покупал дома все активнее, — в итоге запас непроданных домов продолжал расти. И домов накопилось достаточно к моменту охлаждения рынка недвижимости.

Нельзя сказать, что неудача Zillow грозит похоронить «алгоритмические спекуляции на рынке недвижимости». У компаний Opendoor Technologies и Offerpad Solutions, предлагающих схожие решения, все было отлично: их алгоритмы быстро меняли свою стратегию. К слову, это заметно и по отчетности упомянутых конкурентов Zillow: валовая маржа обеих компаний была ощутимо выше, чем у Zillow, на протяжении почти двух лет. Собственно, они планируют даже расширять свои операции.

Главное, что мы можем извлечь из этой ситуации, — понимание, что цифровизация строительного и риелторского бизнеса — это дело уже практически неизбежное. В свои ИТ-сервисы инвестируют уже даже производители стройматериалов типа Builders FirstSource — наводку дал наш читатель Egor Mokeev в комментариях к обзору Procore.

Пример Opendoor и Offerpad показывает, что проблема для компаний — это не алгоритмы как таковые, а именно те, что были спроектированы и настроены с ошибками, как у Zillow. Так что можно ожидать, что игроки рынка недвижимости увеличат свои вложения в ИТ.

Массовую продажу большого количества домов Zillow со скидкой можно считать большим плюсом для тех REIT, которые занимаются сдачей в аренду жилых домов: теперь они могут скупить у Zillow дома по дешевке. Также, возможно, это позволит несколько уронить цены на рынке недвижимости в США, поскольку Zillow была крупным каналом быстрой продажи домов для многих американских потребителей.

Джонсон и еще один Джонсон: Johnson & Johnson планирует разделиться на две компании

Конгломерат Johnson & Johnson планирует разделиться на две компании: у основной JNJ останется фармацевтический бизнес, а в новой компании будет бизнес по продаже потребительских товаров.

Менеджмент компании заявляет, что решение выделить потребительскую часть бизнеса в отдельную компанию связано с тем, что у потребительской JNJ должна быть своя маркетинговая стратегия.

  Qualcomm выходит на игровой рынок с чипом для портативных консолей

Но вообще все это происходит на фоне выделения компанией подразделений с кучей юридических проблем и многомиллиардных потребительских исков в отдельную компанию с целью ее обанкротить. Кстати, потребительская часть бизнеса JNJ как раз продавала присыпку с асбестом — я думаю, что решение выделить потребительскую часть JNJ в отдельную компанию было продиктовано в первую очередь рисками новых разорительных исков по асбестовому делу. В противном случае JNJ разделилась бы на три части, выделив медицинские устройства в отдельную компанию.

Попробуем представить, как будут выглядеть отдельные компании, на основании годового отчета пока еще единой JNJ.

«Медицинская» JNJ — лекарства и медицинские устройства. Выручка — 78,6 млрд долларов: 45,6 млрд — фармацевтика с доналоговой маржой прибыли сегмента 33,9% от его выручки; 23,6 млрд — медицинские устройства с доналоговой маржой прибыли сегмента 13,3% от его выручки.

Доналоговая маржа прибыли этой компании составляла бы 23,54% от ее выручки. Выручка по странам и регионам в компании распределилась бы так: США — 59,6%, другие страны — 40,4%.

«Потребительская» JNJ — товары для ухода за собой. Выручка — 14,053 млрд и доналоговая маржа прибыли — минус 7,6 от выручки в 2020, потому как выплаты по асбестовому делу съели всю прибыль и привели к убыткам. Справедливости ради можно отметить, что без судебных издержек маржа доналоговой прибыли потребительской части бизнеса JNJ в 2019 составляла 14,8% от ее выручки.

По видам товаров выручка компании разделялась бы на следующие виды товаров:

  1. Безрецептурные лекарства — 34,32%.
  2. Товары для красоты и ухода за собой — 31,66%.
  3. Уход за полостью рта — 11,67%.
  4. Товары для ухода за детьми — 10,79%.
  5. Женское здоровье — 6,41%.
  6. Лечение ран — 5,15%.

Выручка по странам и регионам в компании распределилась бы так: США — 45,27%, другие страны — 54,73%.

Если раздел произойдет успешно, то отдельная потребительская JNJ получит капитализацию около 45 млрд долларов. Разделение компаний должно произойти в течение 18—24 месяцев.

У раздела крупных конгломератов есть свои поклонники: предполагается, что отдельные компании могут расти быстрее. Но в случае JNJ есть немало обстоятельств, которые надо принимать во внимание.

Во-первых, как показывает недавний опыт других медицинских эмитентов, выделение ими в отдельные компании своих подразделений не вызывает роста интереса у инвесторов к этим новым компаниям — и котировки новых компаний буксуют. Но, как писал Лесли Поулз Хартли в романе «Посредник»: «Прошлое — это другая страна. Там все делают по-другому». Так что у отдельной «потребительской» JNJ все может сложиться иначе.

  Пачка инвестновостей: налоговые платежи, снова налоговые платежи и незначительно Илона Маска

Во-вторых, потребительский бизнес JNJ без асбестовых проблем в целом отличается стабильностью и позволяет единой JNJ планировать свои финансы наперед. По бизнесу медицинских устройств JNJ сильно ударил коронакризис, а ее фармацевтический бизнес перманентно находится под ударом из-за истечения срока действия патентов на лекарства. Потребительский бизнес, может, и не отличался мощными темпами роста, но в целом показывал стабильный результат в течение многих лет.

В-третьих, про асбестовые проблемы потребительского бизнеса JNJ забывать все же не стоит: риски новых огромных трат растут вместе с количеством новых исков.

Так что простого ответа на вопрос «Стоит ли акционерам радоваться делению JNJ на две компании?» нет. Время покажет.

Пролистать наверх