Пачка инвестновостей: китайские технологии, облачные сервисы и AT&T

Пачка инвестновостей: китайские технологии, облачные сервисы и AT&T

Американцы вводят санкции против китайского технологического сектора. Сбои в работе Amazon наводят на размышления о кадровой и образовательной политике США. AT&T продает рекламную онлайн-платформу Microsoft.

Дисклеймер: когда мы говорим о том, что что-то выросло, мы имеем в виду сравнение с аналогичным кварталом годом ранее. Поскольку все эмитенты из США, то все результаты в долларах. При создании материала использовались источники, недоступные пользователям из РФ. Надеемся, вы знаете, что делать.

«Извинись, сейчас же извинись!»: Америка против китайских высокотехнологических компаний

История с запретом на экспорт высоких технологий из США в «авторитарные» страны приняла новый оборот. Администрация Байдена внесла в черный список ряд крупных китайских технологических компаний:

  • крупнейшего мирового производителя дронов DJI;
  • производителей ПО для распознавания лиц Megvii и CloudWalk Technology;
  • производителя компьютеров Dawning Information Industry — компания в свое время сделала второй по производительности в мире суперкомпьютер;
  • поставщика решений в сфере кибербезопасности Xiamen Meiya Pico;
  • разработчика программ на основе искусственного интеллекта YITU Technology;
  • облачный бизнес Leon Technology;
  • компанию NetPosa Technologies, оказывающую услуги мониторинга в облаке.

Теперь американским компаниям запрещено продавать этим предприятиям товары без специального на то разрешения, а американским инвесторам запрещено в них инвестировать. А за что же такие кары? За Синьцзян.

Все эти компании, по версии американцев, в той или иной степени связаны с режимом, который КНР установила в Синьцзян-Уйгурском автономном районе с повсеместной слежкой и жестким контролем местного населения.

Из указанных компаний ни у кого нет листинга на американской бирже, но некоторые из них торгуются на китайских биржах, и американские инвестфонды вполне могли в них инвестировать.

Это первый раз, когда в американский черный список в массовом порядке вошли именно технологические компании. Это серьезный сигнал инвесторам, что попытки КНР развивать собственный сектор высоких технологий будут блокироваться.

Включенные в список компании, прямо скажем, не то чтобы совсем напрямую участвуют в происходящем в Синцзяне угнетении уйгуров. У Dawning, например, есть бизнес в Синьцзяне, а Xiamen Meiya Pico работает с китайскими силовиками. По такой логике у каждой второй китайской компании можно найти «синьцзянский след» и покарать ее за это.

Обвинения против этих компаний со стороны США выглядят притянутыми за уши. Вероятно, основная цель США тут не поиск виноватых: Disney вот ничего не сделали за то, что они сняли фильм в Синьцзяне и еще поблагодарили администрацию региона в титрах. Скорее всего, это возможность докопаться до китайских предприятий, работающих в секторе с высокой добавленной стоимостью, а не занимающихся пошивом кроссовок.

  2009

В связи с этим инвестиции в китайские технологические компании выглядят все более рискованными: не сегодня, так завтра у любой из них может случиться делистинг с американской биржи или просто крупные западные инвестфонды начнут игнорировать эти акции.

Впрочем, заработать на этом тоже можно. С точки зрения американцев в Азии есть еще и «хорошие» страны, то есть не имеющие с Вашингтоном, в отличие от КНР, неразрешимых противоречий. В первую очередь это Индия, Япония и Южная Корея.

Высокотехнологичные эмитенты из этих стран: Tata Motors, Sony, LG Display и прочие интересные компании — вполне могут стать бенефициарами «эмиграции» денег западных инвесторов из Китая, который становится все более токсичным для инвесторов.

Таким образом США достигнут сразу несколько стратегических целей: лишат притока денег конкурентов из Китая и при этом создадут у китайских компаний ложную уверенность, что политические перемены в их стране приведут к накачке их акций: «Ну вы посмотрите, как в Индии биржа растет, а все потому, что там демократия!»

Впрочем, риски здесь тоже есть, даже если вы вообще не будете инвестировать в компании за пределами США. Американские компании все равно могут попасть под «перекрестный огонь» в дебатах вокруг ситуации в Синьцзяне. Например, недавно Intel разослала своим партнерам сообщения с просьбой избегать использования товаров или труда, связанных с Синьцзяном. Это вызвало большое возмущение у китайской общественности, и Intel пришлось извиняться.

Теперь встает вопрос: заставят ли компанию извиняться ESG-инвесторы, которые, скорее всего, будут требовать от Intel в будущем активнее проявлять свою позицию, что может негативно сказаться на ее продажах.

Облако упало: о чем нам говорит выход из строя Amazon Web Service

Облачный сервис Amazon (Amazon Web Service, AWS) вышел из строя на этой неделе: проблемы начались в 04:35 утра по североамериканскому восточному времени, основную их массу решили к 06:51 — хотя в целом сбои продолжались до полудня.

Неизвестно, сколько точно пользователей пострадало от выхода AWS из строя, но точно известно о проблемах у криптообменника Coinbase и платформы для бизнес-коммуникации Slack. Здесь бы поговорить о том, как это все должно нам напомнить о критической важности облачной инфраструктуры, — и так оно и есть. Но вместо очевидных вещей хотелось бы указать на один важный момент.

AWS поломался уже в третий раз за последние три недели. Так что нет причин считать, что такие инциденты не будут происходить в дальнейшем с незавидной регулярностью. Что с этим делать, решительно непонятно, поскольку ущерб от таких вот поломок тоже будет расти вместе с увеличением их продолжительности и частоты. А вот о причинах поломок можно только гадать. Я думаю, что проблема в падении уровня знаний и опыта среди работников Amazon — причем дальше будет еще хуже.

  Какой вы инвестор? | Forbes Russia

Медленные, но основательные изменения в американской системе образования располагают к еще более масштабным коллапсам в технологической сфере в будущем. Гарвардский университет недавно объявил, что в течение следующих четырех лет не будет требовать от абитуриентов при поступлении предоставления результатов стандартизированных экзаменов SAT и ACT. Это не первый американский вуз, решившийся на этот шаг: ранее так поступили Чикагский университет и вузы, входящие в систему Калифорнийского университета. Общее количество американских школ, не требующих тестирования по этим экзаменам, за время пандемии выросло почти вдвое: с 45 до 80%.

Сложности проведения экзаменов в период пандемии — это только один из поводов для отказа от тестирования, основная причина совсем в другом. Эти тесты давно уже критикуются леволиберальными прогрессистами за то, что они де-факто дискриминируют бедных учеников из числа афроамериканцев и испаников.

Эти категории населения не могут позволить себе хороших репетиторов для подготовки к таким сложным экзаменам, и потому лучше всего их сдают белые и азиаты. И это приводит к тому, что афроамериканцев и испаников маловато в хороших вузах и, как следствие, они занимают низкоквалифицированные и низкооплачиваемые работы в дальнейшем.

Разговоры эти ведутся с прицелом на технологический сектор с его огромными зарплатами и фундаментальные науки в принципе, где белых и азиатов очень много — а остальные группы населения представлены, прямо скажем, очень скромно. Вот, кстати, характерная подборка статей из престижного платного издания New York Times:

  • «Почему дипломы об образовании в сфере технологий не приводят к большему количеству черных и испаноязычных в технологическом секторе»;
  • «Что для черного математика означает быть „единственным в своем роде“»;
  • «Технология распознавания лиц работает хорошо, если только вы белый парень»;
  • «Проблема расы в технологическом секторе выходит за границы сухих цифр».

Я думаю, что указанные тренды в американской образовательной системе и в общественном дискурсе не будут способствовать облегчению кадрового голода американских технологических компаний — и, скорее всего, приведут к ухудшению имеющихся технических проблем.

Безотносительно к тому, какие обстоятельства приводят к недостатку среди технических работников представителей меньшинств, отмена жесткого образовательного ценза в этой отрасли неизбежно приведет к падению качества. Нечто подобное мы увидели в случае Boeing, где руководители проектов пренебрегли старыми техническими стандартами при найме специалистов и начался масштабный «самолетопад».

Без стандартизированного тестирования в вузах ряды сотрудников того же Amazon в будущем будут пополнять неквалифицированные выпускники, поскольку в точных науках стандартизация образовательных критериев — это не роскошь, а необходимость. И такие вот выходы из строя, как у Amazon, в перспективе пяти и более лет станут постоянными.

  Прогноз по золоту на 2011 год

Скорее всего, участившиеся поломки последнего времени вызваны как раз ростом среди сотрудников Amazon доли людей, не способных осилить программу классической русской гимназии дореволюционной эпохи. Компания как раз усилила напор на повышение разнообразия среди своих сотрудников на фоне критики, что она ранее прилагала недостаточно усилий на этом направлении. Возникает логичный вопрос: насколько новые работники, нанятые за принадлежность к какой-то группе, будут соответствовать нужному техническому уровню? Скорее всего, не будут.

В этом контексте сложно найти бенефициаров будущих бед: страдать будут все — от банков и бирж до стриминговых сервисов и даже промышленных предприятий, — поскольку облачные вычисления сейчас требуются всем. Но можно, по крайней мере, надеяться на рост спроса на услуги образовательных платформ.

Здесь могла быть ваша реклама: AT&T продает рекламную платформу Microsoft

Телеком-гигант AT&T (NYSE: T) продает ИТ-гиганту Microsoft (NASDAQ: MSFT) платформу для онлайн-рекламы Xandr.

Сделку нельзя назвать особо выгодной: цена продажи Xandr составила миллиард долларов, что маловато. AT&T купила Xandr в 2018 за 1,6 млрд. При этом Xandr был не сказать чтобы ценным активом: на годовую выручку в пределах 300—380 млн подразделение давало 50—90 млн убытков.

Для AT&T бесславная продажа Xandr — это лишь часть ее общей стратегии: ранее она избавилась от кино- и медиаактивов TimeWarner, чтобы сконцентрироваться на инвестициях в профильном телеком-бизнесе. Можно было бы сказать, что менеджмент AT&T ясно представляет, что делает, — но я так не думаю.

На TimeWarner компания потратила кучу денег и времени и активно судилась с антимонопольными регуляторами, которые блокировали сделку. В итоге все закончилось для нее и акционеров ничем: у компании не получилось вырастить даже «убийцу Netflix», не говоря уже о полноценном конкуренте Disney+. На момент новостей об отделении TimeWarner число подписчиков ее стримингового сервиса HBO Max составляло 44 млн человек — против 103 млн у Disney+.

Зато в Microsoft, похоже, знают, что делают. Рекламные доходы сейчас дают Microsoft 5% выручки: это реклама в поисковике компании Bing, в соцсети LinkedIn и на игровой платформе Xbox. Так что, может быть, Xandr в руках Microsoft окажется полезным инструментом и порадует акционеров компании.

Возможно, что-то путное выйдет и для акционеров AT&T: чем больше она будет фокусироваться на развитии своего телеком-бизнеса, тем больше вероятность, что она сможет успешно конкурировать с Verizon.

Пролистать наверх