Пачка инвестновостей: Evergrande, Иван Грозный и Merck

Пачка инвестновостей: evergrande, иван грозный и merck

Evergrande дефолтнулась, но всем все равно. В США судьи и ФРС спекулируют, пользуясь служебным положением. Merck потратила 11,5 млрд на непонятно что, а Walgreen думает купить Evolent.

Дисклеймер: когда мы говорим о том, что что-то выросло, мы имеем в виду сравнение с аналогичным кварталом годом ранее. Поскольку все эмитенты из США, то все результаты в долларах. При создании материала использовались источники, недоступные пользователям из РФ. Надеемся, вы знаете, что делать.

Просто дефолт, просто как дела

Помните эпичную историю китайского застройщика Evergrande? В общем, дефолт компании можно считать практически состоявшимся: она пропустила уже второй платеж по своим долларовым облигациям. Тут бы и сказке конец, но нет: у компании даже акции, те, что на Гонконгской бирже, чуть-чуть выросли на фоне новостей о том, что она за 1,5 млрд долларов продала свою долю в коммерческом банке китайскому государству. На деньги, остающиеся в распоряжении Evergrande, она начала возвращать вложения китайских инвесторов в свои структурные продукты. Правда, не все еще вернула.

Судя по всему, китайское правительство избрало путь минимизации ущерба от коллапса компании внутри непосредственно Китая. Это и плохие, и хорошие новости для инвесторов одновременно.

Хорошие потому, что если замедление или рецессию в китайской экономике и не остановят, то хотя бы существенно смягчат — что будет позитивом для тех западных компаний, у которых заметная доля продаж приходится на КНР.

Плохие же новости состоят в том, что, очевидно, на зарубежных держателей облигаций компании правительству КНР плевать, так что тут я бы ожидал, что зарубежные инвесторы будут осторожнее смотреть на всех заемщиков из Китая, что сильно усложнит доступ китайских компаний к зарубежному финансированию и, как следствие, будет негативно влиять на перспективы их роста.

Пачка инвестновостей: evergrande, иван грозный и merck

Где твоя этика, брат?

Президенты региональных отделений ФРС США, конкретно из Бостона и Далласа, покинули занимаемые ими должности. Их обоих обвиняли в том, что они владели акциями компаний, положение которых сильно зависело от политики ФРС и ситуации с ключевой ставкой. Иными словами, оба президента могли быть экономическими бенефициарами решений ФРС, на которые они же и влияли.

В ФРС, конечно, новости вызвали переполох и пересмотр правил, регулирующих процесс торговли акциями для сотрудников ФРС. Но это только верхушка айсберга.

Недавний анализ Wall Street Journal показал, что примерно 130 федеральных судей в США нарушили этические положения своей профессии, вынося решения по корпоративным спорам компаний, акциями которых владели сами судьи или члены их семьи. Строго говоря, в таких случаях судья вместо ведения дела должен взять самоотвод, чтобы не было конфликта интересов. Например, судья Тимоти Баттен, будучи акционером банка J. P. Morgan Chase, вел 11 дел с его участием — и в большей части дел выносил вердикты в пользу банка.

Крайне интересно, что в большей части случаев объем инвестиций находился в районе 15—50 тысяч долларов. Это существенные суммы, конечно, но не такие уж и большие по американским меркам. Так что можно сказать, что не нужно сильно много денег для того, чтобы «решить вопросик» в США. Можно даже сказать, что судейское расположение в США покупается «за мелкий прайс».

Новости эти служат неплохой демонстрацией того, как делаются дела в США. Как в таком случае говорил Иван Грозный, «…видно, у тебя, кроме тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах, и о чести, и о выгодах для страны, а ищут своей торговой прибыли».

Кстати, высокопоставленные инсайдеры компаний в США довольно успешно обгоняют рынок, несмотря на все ограничения на их торговлю, — все-таки первостепенный доступ к информации не заменит ничто, сотрудники ФРС и судьи с этим согласятся. Так было всегда. Например, Джозеф Кеннеди, отец будущих президента и генпрокурора США, в 1920-е сделал миллионы долларов на инсайдерской торговле и манипулировании рынками — а в 1930-е возглавил созданную Рузвельтом Комиссию по ценным бумагам (SEC) и жестко преследовал тех, кто занимался тем же, чем занимался он сам в 1920-е.

Пускай эта история служит нам напоминанием о том, что не боги горшки обжигают.

Рынок контролируется или сильно зависит от поведения людей, часто слабых и жадных, имеющих конкретные корыстные интересы. И, что особенно важно, людей небогатых: все эти скучные судьи и чиновники, прямо скажем, не мультимиллионеры. Что, собственно, и делает их чрезвычайно уязвимыми к манипуляциям — в том числе и шантажу. Главная проблема тут состоит в том, что из таких вот случаев и состоит непубличный контур управления рынками, а в широком смысле — и обществом, что сильно затрудняет анализ общей ситуации. Но все же не стоит сильно глубоко анализировать новостную текучку уровня «председатели ФРС намекнули на ожидание усиления инфляции». Потому что, скорее всего, эти председатели в момент изложения ими упомянутых намеков думают о совсем других вещах. Что-нибудь на уровне: за год на таких новостях сделаю 50 тысяч, а потом дом у озера куплю, возле него построю шиномонтажку с шашлычной и буду кайфовать до самого конца фартовой жизни.

Вам доктор слияние прописал

Поговорим также о последних сделках компаний, обзоры или инвестидеи по которым мы когда-то делали. На этот раз — в медицинской сфере.

Американский фармацевтический гигант Merck (NYSE: MRK) покупает компанию Acceleron Pharma (NASDAQ: XLRN). Стоимость сделки — 11,5 млрд долларов, 180 $ за акцию. Acceleron занимается разработкой лекарств от респираторных заболеваний и проблем с кровью. У биотех-стартапов в правилах хорошего тона важнейшее место занимает убыточность, и Acceleron тут никого не разочарует: итоговая маржа компании составляет −218,63%.

Для Merck эта сделка, конечно, чудовищно дорогая: акции Acceleron покупаются с премией в районе 30%. Но столь же и ожидаемая: у компании в будущем истекает срок действия многих патентов, так что ей нужны новые разработки. Денег на покупку у Merck в принципе хватает, но главный вопрос тут состоит в том, оправдает ли себя эта сделка в будущем: если «Сотатерцепт», ныне тестируемое лекарство Acceleron, получит благословение регуляторов, то первые продажи все равно начнутся только в 2024.

Руководство Merck ожидает, что к 2027 продажи «Сотатерцепта» будут составлять примерно 1,4 млрд долларов в год. Это много, но у Merck годовая выручка составляет примерно 50 млрд в год. Так что речь тут идет скорее не о том, чтобы Merck приумножила имеющееся, а скорее о хеджировании ее рисков, связанных с истечением срока действующих патентов. Чем больше новых лекарств она разрабатывает, тем больше диверсифицирован бизнес компании. Но испытания «Сотатерцепта» еще не закончены, и если препарат не допустят на рынок, то это будет большой проблемой для Merck.

Впрочем, новость о сделке — благо для всех убыточных биотех-стартапов. Она показывает, что «Большая фарма» готова тратить нереальные деньги на еще не выпущенные лекарства.

Сеть аптек Walgreens Boots Alliance (NASDAQ: WBA) хочет купить производителя медицинского ПО Evolent Health (NYSE: EVH). Пока никаких деталей о сделке нет, но акции Evolent серьезно выросли от этих новостей. В принципе, такой вариант я предполагал в своей инвестидее: малая капитализация и ореол «перспективности» Evolent сыграли свою позитивную роль.

Пролистать наверх