Как фонд Михаила Фридмана и Петра Авена потерял контроль над активами

И что это значит для российского бизнеса

Как фонд Михаила Фридмана и Петра Авена потерял контроль над активами

Фонд LetterOne подал иск в американский суд против своих контрагентов из частной компании Pamplona Capital. Иск касается допуска фонда к отчетности Pamplona Capital относительно вложений. Сам LetterOne принадлежит миллиардерам Михаилу Фридману, Петру Авену, Алексею Кузьмичеву, Андрею Косогову и Герману Хану.

В конце февраля Авен и Фридман подпали под санкции из-за событий в Восточной Европе — и оба застряли в Великобритании. Против Авена ведется расследование, и его активы заморожены, Фридман кроме заморозки активов еще и находится под домашним арестом. Интересно, что оба жаловались СМИ на сложности с оплатой обычных расходов, в частности работы уборщиц.

3 марта совет директоров инвесткомпании Pamplona Capital решил заморозить доли банкиров. Теперь Фридман и Авен не могут получить прибыль со своих вложений или хотя бы продать свои доли.

Решение было жестким: совет директоров фонда решил, что не обязан возвращать им права акционеров даже после снятия санкций.

У Pamplona Capital под управлением находится почти 5 млрд долларов LetterOne, по разным оценкам, это больше половины того, чем управляет Pamplona Capital, то есть Михаил Фридман, Петр Авен и Герман Хан — основные его инвесторы. Общая стоимость активов LetterOne — 22,3 млрд долларов. Состояние Фридмана оценивается в примерно 10,6 млрд, и значительная часть этого состояния связана с LetterOne.

LetterOne — очень крупное юрлицо с долями в самых разных бизнесах по всей Европе, и в общей сложности на предприятиях под его управлением работает 125 тысяч человек. Вот какие активы есть у фонда:

  1. Английская сеть аптек Holland & Barrett.
  2. Испанская сеть супермаркетов Dia.
  3. Доли в турецкой телеком-компании Turkcell и немецкой нефтегазовой компании Wintershall Dea.

После введения против них санкций Авен и Фридман отошли от активного управления LetterOne. Авену с Фридманом принадлежало менее 50% фонда, так что санкций против самого фонда не ввели.

Не помогла Фридману и давняя история отношений с владельцем Pamplona Capital — Александром Кнастером. В 1990-х Кнастер управлял «Альфа-банком».

Из-за санкций против Фридмана у Pamplona Capital, у которой 4/5 активов под управлением принадлежит LetterOne, начались проблемы с крупными партнерами. Инвестбанк Goldman Sachs и юридическая фирма Kirkland & Ellis остановили все дела, а другие партнеры — вроде крупного финансового холдинга Nomura — начали консультироваться с юристами. Поэтому Pamplona Capital приняла решение дистанцироваться по максимуму от денег и инвесторов, связанных с РФ.

  Фонд им.JC :)

Но вот другого инвестора, Германа Хана, это не коснулось. Под санкции он не подпал, но все равно отошел от управления. LetterOne начиная с марта под управлением лорда Мервина Дэвиса, бывшего министра по делам торговли, инвестиций и малого бизнеса.

Перспективы суда туманные: сейчас LetterOne судится с Pamplona даже не из-за самих денег, а из-за информации об их использовании. Исход такого суда в новой реальности спрогнозировать невозможно.

Теперь акционерам российских эмитентов следует держать в голове риск списания стоимости активов или прямых убытков в том случае, если у эмитентов есть активы за рубежом, особенно в странах, признанных РФ недружественными. Эти активы могут заморозить без права продажи или просто отнять. Как компромиссный вариант — вынудить продать с большой скидкой, что тоже будет равно потере.

Среди российских публичных компаний с активами в недружественных странах можно выделить следующие.

«Лукойл». У компании есть доли в добычных проектах, в частности в Норвегии и Румынии, нефтеперерабатывающие заводы в Италии, Румынии, Болгарии и 45%-я доля завода в Нидерландах. В 2021 году на них переработали 20,3 млн тонн нефти. Еще у «Лукойла» есть производство готовых масел в Финляндии, Австрии и Румынии, а также энергетические активы в Румынии, Италии, Болгарии и Австрии.

«Роснефть». У компании крупные доли в трех нефтеперерабатывающих заводах в Германии. Это позволяет «Роснефти» занимать третье место по мощности нефтепереработки на немецком рынке с показателем 12,8 млн тонн сырой нефти в год.

НЛМК. У компании есть три завода в США и несколько в Европе: в Дании, Франции, Бельгии и Италии.

«Акрон». Компания владеет долей в месторождениях в Канаде и портовым терминалом в Эстонии.

У каждой из этих компаний крупнейшая часть активов находится в России или в странах, не считающихся недружественными.

Пролистать наверх