Финам.ФМ интервью с Александром Герчиком – От таксиста до эффективного трейдера (Видео)

ПРОНЬКО: 21 час и 7 минут в российской столице, еще раз добрый вечер, у микрофона Юрий Пронько, на радио “Финам FM” ежедневная программа “Сухой остаток”.

У нас сегодня интересный гость – я сужу по форуму программы “Сухой остаток”, у вас масса к нему вопросов. Действительно, неординарнейший человек! Но позвольте сохранить небольшую еще тайну, буквально на пару минут, и давайте, мы посмотрим, чем, во-первых, закончились торги в России, посмотрим, что происходит на мировых площадках. Ну а тот, кто зайдет на сайт www.finam.fm, тот тайну, на самом деле, вскроет. Во-первых, увидит и вебтрансляцию на нашем сайте, вы нас можете не только слушать, но и видеть, ну и узнаете, кто у нас сегодня в гостях. Но это такая вот интрига буквально на одну минуту.

(Сухой остаток)

Сегодня торги открылись снижением индексов, но в первой половине дня “быкам” удалось ненадолго перехватить инициативу и вывести рынок в плюс. Опубликованные данные по индексу деловой активности и розничным продажам в еврозоне не повлияли на настроения инвесторов. Во второй половине дня наметилась коррекция, но макростатистика из США по заказам в обрабатывающей промышленности и товарам длительного пользования оказалась лучше ожиданий и вернула покупателей на площадки. Рост нефтяных котировок более чем на полтора процента помог удержаться российскому фондовому рынку в положительной зоне.

По итогам дня индекс ММВБ прибавил 0,23%, индекс РТС закрылся в плюсе на 0,21%. По итогам дня в лидерах роста “Уралкалий”, +5,77%, по причине увеличения веса этой бумаги в индексе MSCI, а также акции “Распадской”, +5,74%, на фоне новостей о выплате щедрых дивидендов по итогам первого полугодия. Хорошим спросом пользовались бумаги энергетического сектора. Так, “Холдинг МРСК” – плюс 6,12%, “ФСК ЕЭС” – плюс 2,98%, “ОКК-4” – плюс 2,08%. В аутсайдерах дня – акции “ВТБ”, -2,12%, которые продолжают отыгрывать неудачное приобретение “Банка Москвы”.

Интервью в тексте ниже

ПРОНЬКО: Американские индексы стоят на месте в буквальном смысле этого слова: ноль по Dow Jones и коррекция лишь на 0,03% по S&P. Такое стояние, которое, конечно, может измениться в ближайшую секунду, минуту и так далее. Зато мы видим рост на нефтяном рынке: нефть марки Brent – 114,18, Light – 97,17. За тройскую унцию золота дают 1511 долларов, рост составляет почти 2%. И соотношение двух ведущих мировых валют, евро к доллару, составляет 1,447, почти на полпроцента европеец ослабевает по отношению к американцу.

Вот такая картина наблюдается на мировых площадках. Это “Сухой остаток”, “Финам FM“… И вот внимание! Мой сегодняшний гость и ваш собеседник, уважаемые слушатели “Финам FM“, как-то сказал: “99% людей проживают свою жизнь бесполезно и впустую, не будь одним из них”. Он профессиональный трейдер, считается одним из самых успешных и известных. Причем не только на постсоветском пространстве, но и в Соединенных Штатах. Он в 1993 году уехал в Америку, имея за спиной только техникум и институт пищевой промышленности.

Тема сегодняшней программы звучит так: “От таксиста до эффективного трейдера. Путь, который пройти реально!”. Александр Герчик, профессиональный трейдер – гость “Сухого остатка”… Александр, добрый вечер.

ГЕРЧИК: Добрый.

ПРОНЬКО: На самом деле техникум, институт пищевой промышленности?

ГЕРЧИК: Институт, даже незаконченное высшее. Когда я пришел из армии, отец мой сказал, что, в принципе, все нормальные еврейские дети должны получить высшее образование…

ПРОНЬКО: И таки ваш папа был абсолютно прав!

ГЕРЧИК: Он был прав, но, к сожалению, меня не хватило. Я еще закончил неплохо техникум, у меня там одна четверка была, и я должен был вместо пяти экзаменов, так как я шел по профилю, сдать всего два. Я приехал в институт пищевой промышленности в Одессе. Моя сестра ждала меня на улице, в течение 45 минут я сдал математику и за 45 минут сдал физику. Меня зачислили и… второй раз меня в этом институте больше никогда не было. Отец мне говорил о том, что надо было переводиться на заочное, но это было не мое. Я, как говорят евреи, стал заниматься немножко бизнесом, заработал немножко денег. Пришел 1993 год, и я уехал в Америку.

Естественно, когда ты приезжаешь в Соединенные Штаты, ты, конечно, никому не нужен…

ПРОНЬКО: Это был Нью-Йорк?

Александр Герчик

ГЕРЧИК: Это был Нью-Йорк, да, повезло сразу. Когда ты приезжаешь в Америку – ну, кому ты нужен?

ПРОНЬКО: Только себе, да!

ГЕРЧИК: Знаете, как Вилли Токарев в свое время пел, что к нам приехали “пылесосы”, и все хотят только денег. И что было делать? Все, что я умел делать, в принципе, это водить машину. Владения английским языком у меня не было. Я получил специальную лицензию и пошел работать на такси. То я делал дальше? У меня кое-какие деньги были из Одессы, буквально 2,5-3 тысячи долларов, я купил себе машину и по ночам просто ездил и изучал дороги.

ПРОНЬКО: Саша, то есть в тот момент фондовый рынок был чем-то далеким и непонятным?

ГЕРЧИК: Какой может быть фондовый рынок в голове у мальчика из Одессы в его 22 года? Никакого фондового рынка.

ПРОНЬКО: И вы работали таксистом.

ГЕРЧИК: Я действительно никакого не то что понятия не имел – у меня ноль, абсолютный ноль был. Нью-йоркские таксисты работают только в Манхеттене. Если сказать по-простому – от “нулевой” улицы до девяностых ее номеров и одиннадцать кварталов перпендикулярно. То есть город очень маленький, очень простой…

ПРОНЬКО: Я бы сказал – этот район небольшой.

ГЕРЧИК: Да, этот район не большой, а во всех остальных районах, там, Бруклин, Куинс, действительно можно заплутать, там улица на улице. В Манхеттене очень легко было работать, то есть там все по перпендикуляру идет, но вначале все равно тяжело. Но у американцев действительно есть один колоссальный плюс: они говорят очень медленно и спокойно. Когда ты едешь в такси, у тебя есть специальная карточка, на которой, конечно, написано “Александр Герчик”. Там не написано “Джон Смит”, и они понимают, что парень – иммигрант. Тем более тогда, в конце восьмидесятых и где-то до середины девяностых, таксистами были в основном русские. Потом, где-то с 1998 года, пошли пакистанцы, индусы, они очень много работают там.

ПРОНЬКО: Индусов очень много.

ГЕРЧИК: Индусов – подавляющее большинство, и когда индус садится в такси и начинает что-то говорить, ты ничего не понимаешь.

Как ни странно, я очень прилично зарабатывал по тем временам. То есть на такси можно было заработать где-то порядка тысячи долларов в неделю. Это где-то 4000 долларов в месяц чистыми деньгами.

ПРОНЬКО: Опять-таки, для мальчика из Одессы, который только приехал…

ГЕРЧИК: Тогда, если взять по стандарту, это было 50 тысяч долларов в год. Тогда, то есть в 1993 году, выпускник неплохого колледжа зарабатывал 30 тысяч долларов в год. Если ты выходил из бизнес-школы, например, и у тебя была адвокатура, то ты мог рассчитывать тысяч на 40-42. Если ты, естественно, не заканчивал топ своего класса. Если ты заканчивал, там, топ-5, ты мог идти на зарплату 70-80 тысяч.

Работа, естественно, каторжная. В каком плане? Работа очень тяжелая, можно работать по-разному. Например, через сутки: ты 20 часов рулишь, сутки отдыхаешь дома, потом опять. Или ты берешь машину на 12 часов смены. Я брал на сутки, потому что так было легче: ты хотя бы видел белый свет. Но 20 часов в машине провести – основные проблемы какие?.. Я понимаю, что нашим радиослушателям это не очень интересно, но вкратце сейчас…

ПРОНЬКО: Это все интересно! Потому мы проследим то, как из таксиста вы стали трейдером.

ГЕРЧИК: Самые основные проблемы – это, во-первых, реально некуда выйти пописать. Потому что полиция приезжает тут же…

ПРОНЬКО: А это физиологическая потребность человека.

ГЕРЧИК: Абсолютно верно. Штраф за дабл-паркинг был тогда 60-70 долларов или просто могли увезти машину. Я понимаю, что в радиоэфире такие вещи не обсуждаются – но приходилось ездить с баночкой от “McDonalds”, в прямом смысле слова.

ПРОНЬКО: Ну а что делать?!.. Внимание! Это говорит один из самых успешных трейдеров, который открыто с вами разговаривает.

Я, единственное, сейчас, Александр, простите, что прерываю, напомню средства коммуникации… Вы не ждите конца программы, как вы это традиционно делаете – звоните на 65-10-99-6 (код Москвы – 495), это номер многоканального телефона, и пишите (писем – воз и маленькая тележка) на www.finam.fm… Понимаете, я не то что как-то льщу моему сегодняшнему гостю, но он правда легенда! Что я могу с этим поделать?

Все, пафоса больше не будет. Александр, и что дальше?

ГЕРЧИК: Так получилось чисто случайно. То есть это не какая-то фантастическая история, это действительно, на самом деле произошло. Дело в том, что очень многие люди в какие-то вещи не верят. Это все элементарно проверяется, есть, например, специальные страницы, там, где написано все о брокере, и ты можешь зайти, посмотреть, в каком месяце человек получил лицензию. Это не Советский Союз, где пришел, сказал, там, что я, мол, супер-пупер-дупер, как Мавроди, и повезли грузовики денег люди вкладывать. В Америке это не пройдет.

ПРОНЬКО: Ну, так вот как мальчик из Одессы стал таксистом и…

ГЕРЧИК: Я ходил в вечернюю школу английского языка, просто сам учил английский, бесплатно.

ПРОНЬКО: Это надо.

Александр Герчик

ГЕРЧИК: То есть в Америке есть такой большой плюс, американцы молодцы в этом плане: если ты иммигрант, и ты уже влился в общество, они стараются сделать так, чтобы ты влился в это общество уже до конца. И там были вечерние курсы, три-четыре раза в неделю, когда приходит такая женщина, профессиональная учительница, и вечером она бесплатно занимается с иммигрантами. Я вам скажу честно: лошадиное терпение. Вот как я со своими студентами возился? Где я научился? Лошадиное терпение. Бесплатно, ни копейки денег, и приходят люди разных возрастов, от 20-летнего мальчика до 90-летней бабушки, которая живет на Брайтоне и тоже хочет…

ПРОНЬКО: …Приобщиться.

ГЕРЧИК: Да. Мой отец когда в Америку приехал, он сказал: “Я хочу хотя бы 20 слов знать, чтобы я зашел и, извините, не обгадился где-то и мне было бы стыдно”.

ПРОНЬКО: Да. Хотя можно жить долгое время в это районе, читая русскоязычный “Еврейский мир”, “Газету”, “Новое русское слово” и так далее.

ГЕРЧИК: В конце расскажу анекдот… Или можно его сразу рассказать?

ПРОНЬКО: Рассказывайте.

ГЕРЧИК: Это когда два еврея стоят на Брайтоне и разговаривают между собой. Один другому говорит: “Изя, надо учить английский язык”. Тот отвечает: “Зачем нам английский? Мы на Брайтоне живем, тут все по-русски, вот посмотри: здесь объявление, там объявление…” Первый говорит: “Изя, если, не дай Бог, с нами начнут говорить по-английски, мы опозоримся”. Вдруг подъезжает кадиллак, открывается окно, высовывает голову загорелый американец и начинает спрашивать что-то по-английски. Они разводят руки и говорят: “Don’t speak English”. Американец тогда уезжает. И один первый еврей второму: “Я тебе говорил? Надо учить английский” Второй: “Слушай, вот он знает английский – и что, это ему помогло?”

ПРОНЬКО: Это Александр Герчик сегодня в “Сухом остатке”… Александр, я настаиваю на своем вопросе: как вы пришли от таксиста к фондовому рынку?

ГЕРЧИК: Опять же, у нас в жизни, к сожалению или к счастью, все случайность, его величество случай. Получалось, что вся работа практически, как я начал говорить вначале, происходила в Манхеттене. Рано или поздно ты все равно приезжаешь на Уолл-стрит, ты все это видишь. И просто элементарно, когда ты все это видишь, ты видишь громадные колонны…

ПРОНЬКО: Вот этого бычару, который там…

ГЕРЧИК: Бычару, да. И обязательно все должны потереть яйца ему, это стандартная ситуация. Особенно у азиатов. У азиатов это нормальное явление – потереть яйца. У нас там Леша Майтрейд когда приезжал, он его ногами бил. Победил “быков”, образно.

ПРОНЬКО: Задало новый тренд.

ГЕРЧИК: Да. Так вот, и постоянно, постоянно проезжаешь: что это такое? Смотришь – там куча людей стоит. Утром так красиво, они все приезжают на работу, потом у них обязательный перекур, и они в одном и том же месте берут кофе. Просто чисто теоретически интересно. Интернета тогда не было у меня. И получилось чисто случайно. Там на 57-ой в свое время была большая брокерская фирма, где торговались товарные фьючерсы. Я, так получилось, три или четыре раза подвозил одного и того же дедушку… Вот насколько велик город: 17 миллионов человек, 11 тысяч официальных такси. А ты три или четыре раза попадаешь на одного и того же человека. Как хочешь это называй: это судьба, его величество случай и так далее. И я его подвозил, а он мне все время говорил: “Что ты тут делаешь?!”

ПРОНЬКО: Он был еврей?

ГЕРЧИК: Да, и он был религиозный еврей, с пейсами, и шапочка была. И вот, он видит: нормальный такой еврейский мальчик… Я с годами стал похож на еврея, а раньше я не был на еврея похож. Ну, обычный молодой парень.

ПРОНЬКО: Вы можете напрямую видеть, насколько похож господин Герчик на еврея, по вебтрансляции… Кстати, я поясню, кто-то там заплутал у нас с вебтрансляцией: там где рубрикатор “Видео”, туда переходите и видите моего сегодняшнего гостя Александра Герчика.

ГЕРЧИК: Да, я хочу заявить, что я на семь килограммов похудел, потому что обычно, когда смотрят мои курсы, все начинают говорить, что ой, Герчик поправился, Герчик похудел. Сейчас будут говорить, что Герчик похудел. Хорошо это или плохо – не знаю, но я себя хорошо чувствую.

ПРОНЬКО: Но вернемся к дедушке хасиду.

ГЕРЧИК: Он три или четыре раза мне говорил: “Что ты тут делаешь?!” Я отвечал: “А что мне делать?” И чисто случайно оказалось, что у моих родственников была женщина знакомая, работавшая в компании, бывшей членом Нью-Йоркской фондовой биржи. И я спрашивал о том, ну, что это такое, с чем это едят. Она говорит: “Ну, приходи в фирму, посмотри”. Я пришел, тогда компания называлась “Investor Associates”. Очень большая фирма была. Я прихожу… А, знаете, для мальчика, который приехал ниоткуда, ты заходишь – там просто громадный этаж, и там сидят сотни людей, сотни, брокеры!

ПРОНЬКО: Производит впечатление.

ГЕРЧИК: Не просто впечатление, а ты понимаешь, что ты до этого, ну, не жил. Это приблизительно как сейчас вот зайти в “Тройку Диалог”. Даже после того, что я видел в Америке, там впечатляет. И тогда было то же самое: заходишь – громадные по тем временам экраны, телевизоры стоят, и люди вообще непонятно о чем говорят. Я зашел – у меня шоковое состояние. Она говорит: “Если хочешь, ты можешь быть помощником брокера”. Это был 1995 год. “Зарплата в неделю – 225 долларов, но у тебя…”

ПРОНЬКО: Притом, что на такси зарабатывали тысячу.

ГЕРЧИК: Да. “…Но у тебя есть будущее”. Я уже был женат к этому времени, и, естественно, такие вещи надо обсуждать с женой. Слава богу, что у меня очень адекватная жена, по понятиям, и она говорит: “Саша, ну, надо попробовать”. И жена в тот период работала, и я, естественно, в субботу-воскресенье подрабатывал два дня на такси, но уже поменьше смену брал – и я начал. Английского, конечно, не хватало, но, во всяком случае, было интересно. Я работал с утра до вечера. Я приходил самый первый, я читал какие-то книжки, я очень быстро подтянул английский, я общался с клиентами.

Что мне очень понравилось? Представляете себе, звонит мальчик с тяжелым русским акцентом… Я уже два года в Америке был. Ну да, у меня неплохой английский был, но акцент очень тяжелый. Только с годами его можно подправить.

ПРОНЬКО: И то, по-моему, не проходит.

ГЕРЧИК: В Америке даже есть такое мнение, что если ты до 16 лет в Америку приехал, ты еще можешь убрать акцент. Если нет, то потом уже очень тяжело.

Чем я  занимался? По-простому – я квалифицировал инвестора: я звонил, спрашивал, сколько лет, сколько у него денег на рынке, хочет ли он инвестировать. Если да – я его записывал, выписывал, потом давал своему брокеру, потом брокер звонил и предлагал услуги. Это тоже очень тяжелая работа. Почему? Если ты хорошо квалифицировал человека, это практически на 70-75% уже был инвестор. То есть брокеру уже очень просто: он уже имеет совсем другое влияние, он звонит, уже другой голос, все по-другому и…

ПРОНЬКО: Но вот это первое убеждение проводит как раз помощник брокера.

ГЕРЧИК: Это самое тяжелое, это помощник брокера делает, да. И я делал в среднем 700-800 звонков в день.

ПРОНЬКО: Сколько?!

ГЕРЧИК: В среднем – 700-800. Это обязанность наша была. Потом ввели программу, которая показывала, сколько, потом ввели компьютер, то есть сразу набиралось, есть такие бумажки, и ты начинаешь писать. У меня в день из 700 человек выходило 11-12 таких квалифицированных людей, из которых, как ни странно, наш брокер закрывал больше всего счетов: где-то из 11 человек она стабильно 4-5. Я очень много времени проводил с клиентами, я спрашивал, я разговаривал. А потом, знаете, как приятно! Он, там, говорит, что сажает цветы – и ты начинаешь спрашивать: “А какие цветы ты любишь? А что ты любишь делать?” – и все остальное.

ПРОНЬКО: Входишь в орбиту!

ГЕРЧИК: Абсолютно верно. И потом, когда брокер звонит, он начинает не с того, что просит у тебя деньги, потому что это сразу пугает, а он тебе звонит и спрашивает: “Мистер Джонс, как у вас дела? Как ваши цветочки?” – и человеку становится с тобой комфортно.

И я стал там работать, и потом я пошел сдавать на лицензию. Это действительно был кошмар! Я сдавал на лицензию три раза, сдал только с третьего раза. Было очень тяжело. Притом первые два раза я даже не понимал, насколько это тяжело, мне не хватило английского. Но моя вся книжка была полностью исписана переводом. То есть можно было потом давать ее любому русскоязычному человеку, и он бы в ней разобрался. Притом когда второй раз я пошел сдавать, там 100% меня обманули, потому что каждый раз ты брал лицензию, и нужно было платить деньги.

ПРОНЬКО: Саша, я думаю, вы помните свою первую сделку?

ГЕРЧИК: Да, я все сделки помню. У меня была акция “COF”. “COF” – это финансовая компания, кредитная карточка…

ПРОНЬКО: Деньги были свои или клиентские?

ГЕРЧИК: Нет, сначала, когда я потом стал работать брокером, – я два года проработал брокером в брокерской фирме – мы там все сделки делали на клиентские деньги. То есть мы звонили клиенту, предлагали идею… В первую очередь я помню те сделки, на которых я потерял. Как говорила моя бабушка, меня два раза в одно и то же место не имеет.

ПРОНЬКО: Но не бывает такого, чтобы не потерял.

ГЕРЧИК: Не может такого быть.

ПРОНЬКО: Да.

ГЕРЧИК: Я хочу всем нашим радиослушателям сказать одну вещь: любая потеря, если она контролируема, она заложена в результаты любого трейдера. Многие трейдеры убивают себя. Они начинают гнобить себя, они себе выносят мозг – это абсолютно неверно. Минус-плюс, минус-плюс – это абсолютно нормальное явление. Главное – конечный результат. Ты не можешь идеально делать.

Да, у меня был период, например, с 1999 года по 2003 год, где у меня за четыре года случилось всего девять убыточных дней. Честно сказать, задают вопрос: “Как у вас это получилось?” Не знаю, я приходил каждый день на работу, я это делал как работу.

Так вот, когда я стал работать на фирму, я уже стал деньги зарабатывать, первых денег немного заработал, потому что акция поднялась вверх очень сильно, удвоилась, и мы имели право получить пять процентов от прибыли тогда. То есть в зависимости от того, сколько было продано. За один день тогда, я помню, я получил, там, 46 или 47 тысяч долларов.

ПРОНЬКО: Крылышки выросли?

Александр Герчик

ГЕРЧИК: Конечно. У меня есть один большой плюс: у меня никогда не ехала крыша. Никогда в жизни! Я прихожу каждый день на работу, и не имеет значения, что было вчера, сегодня это новый день, это моя работа. Как только ты начинаешь себя чувствовать неуловимым мстителем, этот мститель тебя делает очень уловимым.

Так что, я поработал там, очень многого набрался, я учился у лучших трейдеров в Америке, очень много времени проводил именно с клиентами. И я подумал одну вещь: если мы делаем это для клиентов, почему нельзя делать этого для себя? И так я пошел работать на фирму. У меня тогда была определенная сумма денег, которые я готов был потерять, это было 400 долларов. И я сказал себе: “Вот эта сумма – эта сумма, которую потеряю”. И все. Я пришел тогда к хозяину… Еще я вам скажу, что все это время я не зарабатывал деньги, то есть я все равно на выходные продолжал ездить на такси.

ПРОНЬКО: Я предлагаю сейчас вворачивать, как обычно я в таких ситуациях говорю, наших слушателей. 65-10-99-6 (код Москвы – 495), www.finam.fm – это средства коммуникации. Александр Герчик, программа “Сухой остаток”, радиостанция “Финам FM“. Я сейчас буду свои вопросы совмещать с вопросами слушателей, потому что их о-очень много.

Дмитрий спрашивает: “Почему вы решили вернуться в Россию?”

ГЕРЧИК: Дело в том, что у меня есть проект, который я действительно хотел бы здесь осуществить, который очень тяжело осуществить в Америке. Проект этот заключается в том, что это, в принципе, торговля на всех глобальных рынках. Это, во-первых, по времени очень удобно, а, во-вторых, члены моей команды находятся здесь: это студенты, которых я научил. Это и есть, в принципе, основная идея. В 2008 году я продал основную долю своей компании, мне остались опционы, и я просто подумал, что почему бы нет.

То есть я не могу сказать, что, как многие, я вернулся назад, как репатриант, за новой жизнью. Давайте скажем так: в Америке очень тяжело найти амбициозных ребят, которые есть в России. Там молодой парень, которому нужно жить, он не пойдет работать за будущее. То есть там все равно нужна минимум зарплата, страховка и все остальное. Например, здесь у меня есть ребята, которые помогают мне безвозмездно или за очень маленькие деньги. А хороший программист в Америке будет стоить 150 тысяч. Чтобы осуществить свою мечту там, например, построить этот так называемый фонд, я должен потратить миллионы долларов, и то неизвестно, украдут или нет ту идею, которую я выдам.

ПРОНЬКО: В России очень многие считают, что фондовый рынок – это казино.

ГЕРЧИК: Нет, это абсолютно не так.

ПРОНЬКО: Браво! Вот в вашем лице я наконец-то своего сторонника нашел.

ГЕРЧИК: Это абсолютно не так, никакого отношения это к казино не имеет.

ПРОНЬКО: Саша, а как тут переубедить людей?

ГЕРЧИК: Никак. Человека может переубедить только время.

ПРОНЬКО: Но вроде 20 лет уже прошло вот с того события.

ГЕРЧИК: Да нет, что такое 20 лет? Вы не забывайте, самая большая проблема в этой стране заключается в том, что где-то с 1991 года чересчур многое менялось. Сначала, в 1991 году, одни деньги поменяли, потом в 1998 году был кризис, потом двухтысячные… И люди просто уже боятся. Для них рынок – это обман, очередной “развод”.

ПРОНЬКО: Да государство – это развод, на самом деле! Не рынок, а государство у нас главный “разводильщик” в России!

ГЕРЧИК: Люди просто не понимают, что действительно можно зарабатывать деньги на акциях. Но есть одно но: надо вкладывать время, силы и все остальное. Надо учиться, надо смотреть… Я знаю людей, которые действительно хотят этого, которые сидят и занимаются этим с утра до вечера.

ПРОНЬКО: Сейчас будем идти в темпе венского вальса. Олег спрашивает: “А можете рассказать, как вы выходите из убыточных ситуаций в психологическом плане, какими методами это происходи? Благодарю”.

ГЕРЧИК: Вопрос очень хороший, квалифицированный.

ПРОНЬКО: Саша, вы почувствуйте, наша аудитория она такая – качественная.

ГЕРЧИК: Когда я начал проводить последние курсы, я полностью изменил стратегию, полностью заменил проведение курсов по одной простой причине. Я сказал, что у трейдера на каждое его действие должен быть алгоритм. Должен быть алгоритм на рабочий день, на рабочее время, на точку входа, на точку выхода, на то, как держать. Только после этого вы сможете справиться с психологическим фактором. По одной простой причине… Написаны сотни, а то и тысячи книг о психологии: как бороться с психологией, как победить себя, как победить психологический фактор. Ответ один. Знаете, как?.. Никак.

С собой бороться очень тяжело. Внутри нас ведь живут два человека: один говорит, что надо покупать, второй советует остановиться – но первый всегда побеждает. Совет один: алгоритм на любое действие. Это как у летчиков. Почему летчики, те, которые ошибаются, делают ошибки? Потому что они не следуют алгоритму.

Знаете, я у нас в офисе сделал памятку. Я ее называю – памятка для дебилов.

ПРОНЬКО: Хорошее начало, да.

ГЕРЧИК: Да, реально. И там написано в первой строчке – рабочий день, к примеру, начинается в 14:00, первые три часа я просматриваю такое-то количество акций, а не просто хожу из угла в угол. Дальше: не просто просматриваю, а что я выбираю? Я выбираю такие-то акции, это мои кандидаты. Первая часть закончилась. Вторая часть – рабочий день: как я себя веду? Если рабочий день такой, я делаю то-то и так далее.

Это просто обыкновенная памятка. Как летчик. Я откуда об этом узнал? Я стал смотреть профессии, где люди не ошибаются. Это и хирурги. Почему хирург аппендицит через жопу не режет? Что ему там делать?!

ПРОНЬКО: Действительно.

ГЕРЧИК: Правильно.

ПРОНЬКО: Да.

ГЕРЧИК: Почему он, к примеру, гланды не оперирует чрез другое место, извините? По одной простой причине. В Америке это называется Standard Operating Procedures (SOP). Ты приходишь на работу, и тебе конкретно говорят, что вот ты телефонную трубку берешь именно так, а не по-другому. А проблема у людей в том, что они этого всего не делают, и у них складывается психологический фактор: “Ой, я вот сижу в позиции – что ж мне делать?” Да элементарно!

Знаете, есть очень хороший анекдот, когда человек приходит к доктору и говорит: “Доктор, вы знаете, у меня нет обоняния, я ничего не чувствую”. Доктор: “Да не проблема – пробирка №13”. Тот приходит, понюхал и говорит: “Ой, это же дерьмо!” Доктор: “Видите, у вас уже появилось обоняние”.

ПРОНЬКО: Это Александр Герчик…

ГЕРЧИК: Слушайте дальше!.. Он приходит второй раз и говорит: “Вы знаете, я вкуса не чувствую”. “Да не вопрос! Пробирка №13”. Тот опять попробовал и говорит: “Да это же дерьмо!” Потом человек к доктору приходит в третий раз и жалуется: “Знаете, у меня что-то с памятью не то”. Доктор снова: “Пробирка №13”. “Да ведь там же дерьмо!” “Видите, к вам и память вернулась”.

У людей нет обыкновенной бумажки, пунктам которой просто нужно следовать.

ПРОНЬКО: То есть все такое сложное – оно элементарно простое.

ГЕРЧИК: Всегда простое. В трейдинге зарабатывают только те люди, которые сводят трейдинг к простоте. Просто бумажка.

ПРОНЬКО: Добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Дмитрий. Несколько провокационный, наверное, вопрос вашему уважаемому гостю хотелось задать.

Сейчас такая ситуация в России складывается, что наиболее прогрессивные и успешные люди все-таки как-то стремятся уехать из страны, к сожалению. А вот ваш гость, я вот внимательно его слушаю, он, безусловно, прогрессивный тоже, талантливый человек, рискнул вернуться обратно, со своим делом, со своими деньгами, со своими идеями. И я хотел такой политический вопрос ему задать. Есть мнение, что России обеспечено безоблачное политическое будущее. Если ваш гость разделяет это мнение, то с кем он его связывает все-таки – с премьером или с президентом?

ПРОНЬКО: Да, спасибо. Я думаю, сейчас будет одесский ответ.

ГЕРЧИК: Нет, ответ будет нормальный. Это очень хороший вопрос, абсолютно непровокационный, это нормальное явление.

Вы знаете, к счастью, мой вид деятельности никак не связан с политикой. И я очень хорошо иногда понимаю людей, которые зарабатывают деньги и уезжают. По одной простой причине: все ищут спокойствия. Но есть очень много людей, к примеру, тот же Тиньков: вот говорят, что, мол, зачем он пишет книги, проводит лекции и все такое? Человек состоялся, он это делает, это все зависит от человека. Да, государство имеет определенные проблемы, да, иногда ставят палки в колеса, да, коррупция – она есть везде! Если люди думают, что Америка – это страна без коррупции, то они ошибаются. Я просто знаю, что, к примеру, в строительных университетах там есть энная сумма, которую закладывают на то, чтобы… Это не называется взяткой – это называется озеленить, например, соседний участок.

ПРОНЬКО: Это называется меценатство и благотворительность.

ГЕРЧИК: Да, это красиво называется. Но это то же самое.

ПРОНЬКО: Известны счета фондов, куда необходимо это отправлять.

ГЕРЧИК: Поэтому, отвечая на вопрос Дмитрия, скажу, что политическая ситуация в России для меня абсолютно благоприятная и нормальная. Стараются сейчас развивать рынки. Это нельзя сравнить с Казахстаном или Украиной, где просто, например, отменяют торги и так далее. В России же для моей сферы структура очень благоприятная. Я не знаю, что будет через два, через три года – я говорю про сейчас.

Я не могу залезть в головы тех людей, которые уезжают. Наверняка у них есть свои причины. Я уверен, что кое-кто из таких где-то своровал немножко и просто бежит. Это я тоже понимаю.

ПРОНЬКО: Кстати, про Украину. Константин из Донецка спрашивает: “Скажите, пожалуйста, как вы видите сегодня ситуацию по пшенице на американских рынках? Вы говорили, что торгуете этим инструментом. Спасибо”.

ГЕРЧИК: Да, я торгую все злаковые, и пшеницу, и кукурузу, и так далее. Пшеница, я думаю, на сегодняшний день все равно будет расти. Там был очень сильный рост, потом был очень сильный откат. Я все равно думаю, что неурожай прошлого года очень сильно все равно скажется, не такое большое количество посевных. Плюс в этом году, например, проблема, в принципе, с жарким летом, недождливым. По кукурузе та же самая проблема, Япония здесь – это один из самых больших потребителей. Поэтому я думаю, что злаковые будут идти вверх, и цены на них тоже будут идти вверх.

ПРОНЬКО: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Александр. Могу сказать, что заочно даже считаю себя вашим учеником в какой-то степени.

ГЕРЧИК: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Такой вопрос. Можно ли самостоятельно овладеть специальностью трейдера, профессией, чтобы стать, в общем-то, прибыльным специалистом?

ГЕРЧИК: Проще говоря – нужны ли преподаватели, можно ли без них обойтись: однозначно да. Я – яркий тому пример, и таких, как я, в фирме было тысячи человек. То есть не моего уровня, но были ребята, которые зарабатывали. С нами никто не занимался, мы начали тогда, когда фирме, в 1998 году, было 30 человек. Тогда не было такого количества книжек, и ребята, которые состоялись, это были самостоятельные люди. Так что, ответ – однозначно да, просто вам придется немного больше потратить сил.

Я даже больше скажу: я не знаю, как было бы лучше – если бы вы учились у преподавателя или вы бы сами делали. Когда вы обучаетесь у преподавателя, вы пытаетесь перехватить его стиль, поэтому я при проведении своих курсов никакой стиль не навязываю – я просто даю общую картину за счет рынка. И это не значит, что вот именно этот стиль торговли сможет вам подойти ментально.

ПРОНЬКО: То есть каждый определяет индивидуально под себя.

ГЕРЧИК: Абсолютно. На курсах я всегда предлагаю 10-15 стилей торговли, и каждый из слушателей выбирает для себя свое. Я всегда говорю, что если вы торгуете, и у вас есть какой-то стиль, который неплохой, то есть вы не теряете деньги, что уже хорошо, старайтесь следовать ему.

Очень много литературы, видео, и сейчас очень многие брокеры, особенно чтобы получить клиента, делают специальный промоушн, бесплатно обучают. Есть очень много людей, у которых просто нет денег на курсы. Есть ли у них шанс стать трейдерами? Ответ – да.

ПРОНЬКО: Магический ответ!.. Игорь спрашивает: “Александр, с чего лучше начать трейдеру-новичку – с Forex или с фондового рынка?”

ГЕРЧИК: На этот коварный вопрос у нас тоже есть ответ. В России Forex присутствует в основном в виде мини-Forex, потому что на межбанке Forex-контракты очень дорогие. Например, контракт на евро стоит там 120-130 тысяч евро.

Скажу честно, я был приятно удивлен ликвидности всего того, что торгуется на РТС: фьючерсы на золото, фьючерсы на нефть, все очень ликвидное, очень дорогое.

ПРОНЬКО: Отличный срочный рынок, да.

ГЕРЧИК: Та же пара рубль/доллар – одна из моих самых любимых, кстати. Можно спокойно торговать 10 или 20 тысяч рублей. Если у вас и таких денег нет, тогда, естественно, об этом даже и думать не надо. Но если у вас есть 20-30 тысяч рублей, можно торговать любой фьючерсный контракт на РТС.

ПРОНЬКО: Но я все-таки обязан сказать, что в данном случае это не рекомендация – это мнение Александра Герчика. Вы сами определяйте. Просто хочу предупредить тех, кто хочет связаться с деривативными инструментами, что там нужны знания, там нужно понимание. Предпочтительней начать с фондового рынка, но если вы готовы уже заняться деривативами – ну, welcome, как говорят в таких случаях.

ГЕРЧИК: Пара рубль/доллар, например, очень медленна и спокойна. Можно торговать кукурузу, мини-фьючерсы на кукурузу. То есть с коротким счетом, с маленьким счетом можно торговать мини-фьючерсы на кукурузу, там шаг очень маленький – 4 доллара 25 центов. Есть, конечно, побольше и подольше, S&P-фьючерсы и все остальное.

Но мой совет один для начинающих: начинайте с самых дешевых инструментов, вкладывайтесь как можно меньше. Это как бизнес.

ПРОНЬКО: Чтобы сердце потом не болело.

ГЕРЧИК: Да. Потеряли вы большие деньги или маленькие деньги – вы научитесь совершенно одинаково. Если вы потеряли, вы должны понимать, почему это произошло. Своих студентов я заставляю вести дневники. Вначале они кричали, что как это парадоксально, как это неинтересно. Но когда они, к примеру, просматривают свою торговлю за шесть месяцев, то они могут сравнить этот рост.

ПРОНЬКО: Понимаете, Саша, в стране, где люди мало понимают, что такое финансовый план и вообще удивленные глаза делают, когда ты начинаешь им об этом говорить, это целая ментально-психологическая проблем. Но я, правда, надеюсь, что мы уже дрейфуем от этого.

ГЕРЧИК: Здесь основная проблема начинающих бизнесменов в том, что, только начав, они уже бросаются считать прибыль, стремятся заработать хулиарды, как в Интернете называют (новая валюта появилась). Любой бизнес в Америке начинается от риска. Один из моих студентов три года даже защитил докторскую, начав писать все бизнес-планы от потерь.

Я всегда свои занятия на курсах начинаю с первой странички: дайте себе год! Не три месяца, не полгода – год. А как просчитать? Элементарно. Представьте себе 250 торговых дней, вы полный идиот, и 20% торговых дней вы в плюсе. То есть 50 торговых дней. То есть у вас остается 200 минусовых дней. И если у вас есть сумма в две тысячи долларов, которую вы готовы потерять за год, то вот и разбейте эту сумму, это ваш максимальный лосс! Вы четко будете знать, что за этот год вы хотя бы чему-то научитесь, и после этого будете делать выводы.

Почему выживает 3% трейдеров, а через 10 лет остается 1%? Нас прошло всех вместе в нескольких фирмах тысяч 15, а осталось 30 человек. Это меньше 1%.

ПРОНЬКО: Как раз сухой остаток.

ГЕРЧИК: Да… Нет, это мокрый остаток! Все остальные – сухой остаток.

ПРОНЬКО: Добрый вечер. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Игорь. У меня вопрос. Я торгую доллар/рубль и хочу сказать по поводу политических рисков. Прозвучала фраза, что пшеницей замечательно торговать. Но где торгуется пшеница? У нас ведь она не торгуется, у нас эмбарго вводится и так далее.

ПРОНЬКО: У нас эмбарго отменено.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот про это я и хочу сказать: сегодня его отменили, а завтра его вновь ввели, послезавтра слили биржи, потом торги остановили, чтобы кто-то подрос и так далее. О каких вообще можно биржах говорить? Я прекрасно понимаю, что ОБЭП не придет, квартиру ни у кого не арестует…

ГЕРЧИК: Мы говорим о фьючерсных контрактах, вы, по закону, имеете право спокойно инвестировать деньги в зарубежных эмитентов

СЛУШАТЕЛЬ: В том-то и дело, что это интернациональный бизнес, а не то, что в России все прекрасно и…

ГЕРЧИК: А мы не говорили об этом – мы говорим о том, что цены на пшеницу, которые, к примеру, в России и российское эмбарго, они, конечно, повлияли на цены на пшеницу, но они не одни из самых больших поставщиков.

ПРОНЬКО: Евгений спрашивает: “Добрый вечер, Александр. Какие интересные бумаги вы видите на данный момент на российском рынке? Спасибо”.

ГЕРЧИК: Сейчас конъюнктура рынка очень хорошая. У меня на последнем семинаре мы очень много говорили про российские бумаги.

Я никогда не боялся давать рекомендации. Из последних 15 рекомендаций на “РБК” 13 рекомендаций сработали. Проблема в том, что люди думают, вот если Саша Герчик сказал, что надо покупать “Сбербанк”, значит, надо…

ПРОНЬКО: Ломанулись все!

ГЕРЧИК: …Да, всем ломануться и покупать “Сбербанк”. Нет, надо знать, что есть определенные уровни у каждой бумаги, есть определенные цены. Когда конъюнктура рынка позволяет, все будет идти вверх. Что-то быстрее, что-то медленнее, но все будет идти вверх. Задача для инвесторов – одна и очень простая: надо ждать хорошую точку входа, это та точка входа, которая тебе обеспечивает короткий стоп.

ПРОНЬКО: Дмитрий: “Рассматриваете ли вы Украину как перспективную для ваших проектов?”

ГЕРЧИК: Пока нет.

ПРОНЬКО: Честный ответ.

ГЕРЧИК: Украинский рынок имеет один большой плюс: президент украинской фондовой биржи Олег Ткаченко. Это на самом деле, это не реклама ему. Он заслуживает колоссального уважения: это человек, который не боится ни с кем бодаться, который идет к министрам Украины и напрямую говорит, что в Украине должен быть свой рынок. То есть он заслуживает всяческого уважения. Ему столько палок в колеса понаставили! Но он умеет вылезать из этого. Если он меня слышит, я ему большой привет передаю.

ПРОНЬКО: Наталья пишет: “Добрый день, сегодня в “Эксперте” написали, что по данным Forex Club России около 400 тысяч людей ежегодно приносят Forex-компаниям, дилинговым центрам и банкам около полумиллиарда долларов, от 75 до 98 процентов игроков деньги проигрывают. Звучит ужасно! По вашему мнению, это реалистичные оценки теряющих? Звучит как лохотрон”.

ГЕРЧИК: Да, от 75-90% – это, конечно, реалистично, да! И на фондовом рынке тоже очень большое количество людей теряют деньги, там 90% теряют деньги. По очень простой причине: когда человек идет, он не знает, на что идет.

ПРОНЬКО: Тут и из Казахстана благодарность выражают… Слушайте, благодаря вам, у нас география сегодня – это все постсоветское пространство.

Станислав спрашивает: “Как вы относитесь к объединению биржи ММВБ и РТС?”

ГЕРЧИК: Пока что очень тяжело сказать. Я лично считаю, что это не совсем правильно: тогда умирает конкуренция. Конкуренция должна быть, и тут и у биржи ММВБ есть свое колоссальное количество плюсов, и у биржи РТС. Может, я чего-то не знаю, но конкуренция между двумя игроками должна быть обязательно. Когда уходит конкуренция, люди перестают что-либо делать.

ПРОНЬКО: Мы и дальше пошли и вышли уже за постсоветское пространство – Артем из Монреаля пишет: “Добрый вечер, Александр. Торгую на NYSE, зарабатывать пока не начал, но есть подвижки определенно. Наблюдаю процесс в развитии. Вопрос к Александру – про период начала зарабатывания для трейдера на рынке, подробней о психологии”.

ГЕРЧИК: Как я уже говорил, повторю это и для Артема из Монреаля: только торговый план. Так называемый алгоритм. На все. То есть человек не имеет права сделать шаг без алгоритма.

Хороший анекдот, и все всё поймут.

Сидит наркоман дома на постели, зная, что к нему должны придти гости. Он, естественно, “под туманным Альбионом”, он не знает, что с ним происходит. Но перед тем, как обкуриться, он себе пишет план действий: “Если позвонили в дверь, первый пункт – встать, второй пункт – надеть тапочки, третий пункт – подойти к двери, четвертый пункт – спросить “Кто там?”. И вот, он принял дозу, сидит, кайфует – вдруг звонок в дверь. Он берет бумажку, все делает по пунктам, подходит к двери и спрашивает: “Кто там?” Оттуда ответ: “Это я, тире, твой друг Вася, запятая, пришел к тебе пить чай”.

То есть, человек не имеет права сделать что-либо без алгоритма.

ПРОНЬКО: Здесь на форуме практические учебники просят назвать – готовы сказать, есть такие?

ГЕРЧИК: У меня есть мой учебник, который уже давно в Интернете выложили, называется “Курс трейдера”, бесплатный. Еще меня недавно также просили назвать такие учебники. “Учебник” очень простой: пускай прочитают “Графа Монте-Кристо”. Вы удивлены, да?

ПРОНЬКО: Нет, я готовлюсь просто к ответу.

ГЕРЧИК: Да, ответ будет предельно простой: граф Монте-Кристо – это человек, который рыл яму, чтобы убежать, на протяжении двадцати лет. Также и трейдер, его действительно можно с этим сравнить: чтобы научиться зарабатывать деньги, нужно научиться бить в одно место и очень долго.

Вторая книга – для тех трейдеров, которые уж чему-то научились, но не могут зарабатывать. Вы будете смеяться: “Горе от ума”.

ПРОНЬКО: Почему – очень даже!.. То есть классика уже давно ответила на все эти вопросы.

ГЕРЧИК: У меня сейчас была большая трейдинг-группа ребят, с которыми я занимался, которые выходили на мои собственные деньги, – я всех заставил прочитать “Горе от ума”. Мне домой мама одного из обучающихся у меня звонит и говорит: “Александр Михайлович…”

ПРОНЬКО: Вы зачем это сделали?

ГЕРЧИК: Ну, потому что они себе выносят мозг: как бы зарабатывать, как стать лучше и все остальное. Не надо выносить мозг, есть статистика. Открываешь ее: если кривая красивая и идет вверх – ничего делать не надо, надо увеличивать объем, если кривая идет вниз, надо думать о том, почему она такая стала. А люди начинают задавать вопросы, искать каких-то тренеров себе и все такое прочее.

И мне мама одного мальчика звонит и говорит: “Александр Михайлович, в пять утра встаю на работу – он сидит читает “Горе от ума”. Я не знаю, что делать, в скорую звонить или радоваться”.

ПРОНЬКО: Я думаю, мама все-таки должна порадоваться… Добрый вечер, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Артем, мой вопрос, вопрос Артема из Монреаля, собственно, и прозвучал. Очень большая честь для меня – слышать Александра в эфире.

ГЕРЧИК: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо большое.

ПРОНЬКО: Спасибо и вам… Ну вот, география расширяется.

ГЕРЧИК: Да, и если у людей есть персональные вопросы, я могу дать свой  скайп, он очень простой – agerchik, и email у меня – [email protected] Пишите, авторизируйтесь, если вопросы будут коротенькие, я с удовольствием отвечу на них. Отвечаю я сам, у меня никаких секретарш нет, пишу кириллицей, так что вы сразу поймете, что это я.

ПРОНЬКО: Слушайте, тут женщина вам признается в любви, говорит, что вы прекрасный мужчина! Из Эстонии Алексей пишет благодарности…

ГЕРЧИК: А, Леша – это король анекдотов.

ПРОНЬКО: Из Греции, из Афин… Слушайте, вы во всем мира, а! Вы всемирный!

ГЕРЧИК: Интернет. Ну да, очень приятно.

ПРОНЬКО: И это все начиналось с того, что мальчик из Одессы приехал в Нью-Йорк.

ГЕРЧИК: Вы знаете, я вам скажу честно. Я думаю, что, в принципе, причина популярности…

ПРОНЬКО: Это ключевой сейчас момент!

ГЕРЧИК: …В одном: я не впариваю туфту. Никогда.

ПРОНЬКО: Поэтому люди и благодарны.

ГЕРЧИК: Да. Я с первого дня рассказываю, насколько это будет тяжело.

ПРОНЬКО: Но при этом вы не благотворитель и не альтруист.

ГЕРЧИК: Вы знаете, 30% людей, которых я пускаю на курсы, я пускаю бесплатно. Но при одном условии: если я точно знаю, что у людей нет денег. Русские люди часто на курсах возмущаются. Потому что они говорят, что как так, мы приехали издалека, с Дальнего Востока, к примеру, заплатили, а вы тут пустили. Я таким всегда говорю: “Тебе в жизни повезло больше, чем ему”.

Я не говорю, что я такой хороший, но если у меня есть возможность, я делаю. Но я профессионал своего дела, я бизнесмен, и я не должен делать бесплатно. И все равно есть часть моего бизнеса, куда я людей пускаю бесплатно и выделяю свои собственные средства. Это есть на самом деле.

ПРОНЬКО: Александр Герчик. Спасибо огромное вам… Это “Сухой остаток” на “Финам FM“. Спасибо всем, кто писал, кто звонил, кто с нами был здесь в России и за ее пределами. Далее новости, всем хорошего вечера.

Оригинал статьи
http://finam.fm/archive-view/4340/

Пролистать наверх