How the fund of Mikhail Fridman and Peter Aven lost control over assets

И что это значит для российского бизнеса

How the fund of Mikhail Fridman and Peter Aven lost control over assets

Фонд LetterOne подал иск в американский суд против своих контрагентов из частной компании Pamplona Capital. Иск касается допуска фонда к отчетности Pamplona Capital относительно вложений. LetterOne itself is owned by billionaires Mikhail Fridman, Petru Avenu, Alexey Kuzmichev, Андрею Косогову и Герману Хану.

В конце февраля Авен и Фридман подпали под санкции из-за событий в Восточной Европе — и оба застряли в Великобритании. Aven is under investigation, и его активы заморожены, Фридман кроме заморозки активов еще и находится под домашним арестом. Interesting, что оба жаловались СМИ на сложности с оплатой обычных расходов, в частности работы уборщиц.

3 марта совет директоров инвесткомпании Pamplona Capital решил заморозить доли банкиров. Теперь Фридман и Авен не могут получить прибыль со своих вложений или хотя бы продать свои доли.

The decision was tough.: the board of directors of the fund decided, что не обязан возвращать им права акционеров даже после снятия санкций.

У Pamplona Capital под управлением находится почти 5 млрд долларов LetterOne, по разным оценкам, that's more than half of it., what Pamplona Capital manages, то есть Михаил Фридман, Петр Авен и Герман Хан — основные его инвесторы. Общая стоимость активов LetterOne — 22,3 млрд долларов. Состояние Фридмана оценивается в примерно 10,6 млрд, и значительная часть этого состояния связана с LetterOne.

LetterOne — очень крупное юрлицо с долями в самых разных бизнесах по всей Европе, и в общей сложности на предприятиях под его управлением работает 125 тысяч человек. Вот какие активы есть у фонда:

  1. Английская сеть аптек Holland & Barrett.
  2. Spanish supermarket chain Dia.
  3. Доли в турецкой телеком-компании Turkcell и немецкой нефтегазовой компании Wintershall Dea.

После введения против них санкций Авен и Фридман отошли от активного управления LetterOne. Авену с Фридманом принадлежало менее 50% fund, так что санкций против самого фонда не ввели.

Не помогла Фридману и давняя история отношений с владельцем Pamplona Capital — Александром Кнастером. В 1990-х Кнастер управлял «Альфа-банком».

Из-за санкций против Фридмана у Pamplona Capital, у которой 4/5 активов под управлением принадлежит LetterOne, начались проблемы с крупными партнерами. Инвестбанк Goldman Sachs и юридическая фирма Kirkland & Ellis остановили все дела, а другие партнеры — вроде крупного финансового холдинга Nomura — начали консультироваться с юристами. Поэтому Pamplona Capital приняла решение дистанцироваться по максимуму от денег и инвесторов, связанных с РФ.

  US stock market news - NYSE, NASDAQ on 25.10.2017

Но вот другого инвестора, Herman Khan, это не коснулось. Под санкции он не подпал, но все равно отошел от управления. LetterOne начиная с марта под управлением лорда Мервина Дэвиса, бывшего министра по делам торговли, инвестиций и малого бизнеса.

The prospects for the vessel are vague: сейчас LetterOne судится с Pamplona даже не из-за самих денег, а из-за информации об их использовании. Исход такого суда в новой реальности спрогнозировать невозможно.

Теперь акционерам российских эмитентов следует держать в голове риск списания стоимости активов или прямых убытков в том случае, если у эмитентов есть активы за рубежом, especially in countries, recognized by the Russian Federation as unfriendly. These assets can be frozen without the right to sell or simply taken away.. Как компромиссный вариант — вынудить продать с большой скидкой, which will also be equal to a loss.

Среди российских публичных компаний с активами в недружественных странах можно выделить следующие.

Lukoil. У компании есть доли в добычных проектах, в частности в Норвегии и Румынии, нефтеперерабатывающие заводы в Италии, Romania, Болгарии и 45%-я доля завода в Нидерландах. В 2021 году на них переработали 20,3 млн тонн нефти. Еще у «Лукойла» есть производство готовых масел в Финляндии, Австрии и Румынии, а также энергетические активы в Румынии, Of Italy, Болгарии и Австрии.

Rosneft. У компании крупные доли в трех нефтеперерабатывающих заводах в Германии. Это позволяет «Роснефти» занимать третье место по мощности нефтепереработки на немецком рынке с показателем 12,8 млн тонн сырой нефти в год.

NLMK. У компании есть три завода в США и несколько в Европе: в Дании, France, Бельгии и Италии.

Akron. Компания владеет долей в месторождениях в Канаде и портовым терминалом в Эстонии.

У каждой из этих компаний крупнейшая часть активов находится в России или в странах, не считающихся недружественными.

News, which concern investors, - in our telegram channel. Subscribe, to keep abreast of what's happening: @investnique.

Scroll to Top